Евреи и Шоа
Немцы гнали евреев за Браслав и там их перестреляли. Раздевали, а одежду раздавали. Люди разбирали, ай...   А один еврей, знакомый, некий Снейка, хороший еврей, все шил. Приехал голый в Браслав, с кладбища. Когда их раздевали и бросали в яму, он выскочил и убежал, но его опять поймали и расстреляли. От страха он не помнил, куда идет, зачем ... Не дай Бог, как много их расстреляли. Невиновных, бедных, маленьких. Всех немцы расстреляли. Много, много... Целая улица – это были евреи. Некоторые прятались у людей и оставались в живых. В Урбанах была меленькая избушка, там жила старушка, давно уже нет этой избушки. Туда немцы не заходили, и она еврея вырастила. И пока она была еще жива, ей из Америка подарки присылали. Бедные евреи, так идти на смерть. Жалко было евреев, мы плакали, плакали, что расстреляли. Что сделаешь?   Там, где сейчас школа, было еврейское кладбище. Когда немцы пришли, то вывезли все камни. Когда пришли советы, то гробов уже не было видно, и на кладбище построили школу и столовую. На костях – мы часто говорили – стоят школа и столовая. Когда там фундамент закладывали, то кости, головы выкапывали. Дети бегали, нашли голову еврея, на дорогу положили и смеяться. Ой-ой, Боже мой, что война наделала...  
Янина Мицкевич