Восточные окраины до 1939 года
<!-- /* Style Definitions */ p.MsoNormal, li.MsoNormal, div.MsoNormal {mso-style-parent:""; margin:0cm; margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:12.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-fareast-font-family:"Times New Roman";} @page Section1 {size:612.0pt 792.0pt; margin:70.85pt 70.85pt 70.85pt 70.85pt; mso-header-margin:35.4pt; mso-footer-margin:35.4pt; mso-paper-source:0;} div.Section1 {page:Section1;} --> Я родилась в Белоруссии в 1929 году. Нас вывезли где-то в 1932 году. Война еще не началась, а нас уже убирали с линии фронта. Когда начиналась война, мы были на самой линии фронта. Нам дали двадцать два часа на то, чтобы собраться. У отца все там осталось, и ферма, и бричка. У отца было двенадцать человек рабочих, у него было восемьсот гектаров земли. Мы были богатые. Дом был хороший. Было двадцать две тельных коровы и телят, наверно, около сотни, много скота держал отец. Мне было три года, когда мы сюда приехали. Дома мы говорили на польском языке. По-русски мы понимали, но легче было говорить на польском языке. Когда нас  сюда привезли, нас поселили на хуторе. Мы были очень бедные, все осталось в Белоруссии. Мы жили в очень плохих условиях, в которых добрый хозяин и скотину бы не держал. У нас даже обуви не было, отец плел лапти, а мы в них ходили.
Надежда Амфиловна Юницкая
dotyczy także: Dzieciństwo, dom, rodzina,
Я жила очень хорошо и спокойно. Ходила в школу, а тогда был такой порядок, что, если на улице полицейские после 8 вечера встречали какого-то гимназиста, – а мы всегда носили значок школы – то записывали и потом сообщали в школу, что в такое время гуляет по городу. У всего был свой порядок, особенно в школе и в образовании, поскольку был акцент  на европейские стандарты воспитания молодого поколения, то есть так, как должно быть, так, как было принято почти во вс?м мире. Почти во вс?м, потому что точно не в России. Когда я оказалась в Сибири, убедилась в этом лучше всего
Таисса Калахурская
Детство, как выглядело? Плохо выглядело. На земле мы жили, земли было мало. Ничего хорошего не было. Мама умерла, когда мы были маленькие, отец женился. Детей было много, а работы не было. Нужно было зарабатывать, пасти коров. У того, кто достойно жил. Трудная была жизнь. Люди работали на земле, хозяйством занимались и ездили в Латвию на заработки, на целое лето. Делали документы и уезжали к хозяевам. Население там было маленькое, а земли по 300 гектаров. И им нужны были люди. Мой отец ездил. Все бросал, уезжая в апреле и возвращаясь перед наступлением зимы. Три года так ездил. В школе я мало был, не было времени ходить в школу. Нужно было зарабатывать на хлеб. Школа была далеко, 4,5 километра, в Белмонтах.
Юлиан Масловский
В этих колхозах не было никакой правды. На Украине было страшно. Костела не было, все разрушили. Мама, когда готовилась к праздникам, не могла даже свечи зажечь, так как стучали в окна. Ходили. Такие были притеснения, что порой нельзя было ничего делать. Тогда по-тихому занавешивали одеялом окна, чтобы свечей не было видно.
Анела Пухальская
В этих колхозах не было никакой правды. На Украине было страшно. Костела не было, все разрушили. Мама, когда готовилась к праздникам, не могла даже свечи зажечь, так как стучали в окна. Ходили. Такие были притеснения, что порой нельзя было ничего делать. Тогда по-тихому занавешивали одеялом окна, чтобы свечей не было видно.  
Анела Пухальская